7 марта 2014, 11:41

Три механизма повышения зарплат

Статья председателя комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрея Исаева и председателя комитета Совета Федерации по социальной политике Валерия Рязанского в статье, опубликованная в пятницу, 7 марта, в «Парламентской газете»

Любая социальная система, любая пенсионная формула окажется неэффективной в том случае, если будет низкая зарплатная база. Ведь пенсия и другие социальные страховые выплаты – это производная от зарплаты. Поэтому принятых в конце прошлого года изменений в социальном и пенсионном законодательстве недостаточно. Требуется мобилизация усилий государства, направленных, во-первых, на повышение заработной платы (мы считаем, что она на сегодняшний день занижена в Российской Федерации), а во-вторых, на ее легализацию, потому что зачастую зарплата формально выплачивается на крайне невысоком уровне, а фактически выдается «в конвертах».

В условиях рыночной экономики у государства не слишком много механизмов для решения этих вопросов.

Первый механизм – увеличение заработной платы в бюджетной сфере. Это, безусловно, побудит и частных работодателей к тому, чтобы повышать зарплату своим сотрудникам.

Второй механизм – увеличение минимального размера оплаты труда.

Третий механизм – фискальный, связанный с обложением фонда оплаты труда государством.

Все остальное – это усилия профсоюзов, самих трудящихся и возможности рынка.

В указах Президента В.В. Путина от 7 мая 2012 года изложена очень серьезная программа увеличения заработной платы в бюджетной сфере. И вряд ли в условиях экономической рецессии мы добьемся чего-то большего. То есть наша задача в данном случае – в полной мере реализовать то, что было заложено в указах. Это приведет к очень существенному росту заработной платы огромного количества бюджетников – врачей, учителей, преподавателей вузов и профтехучилищ, что в свою очередь, бесспорно, окажет давление на рынок труда в целом.

Вопрос минимального размера оплаты труда сегодня является наиболее сложным и дискуссионным. У нас, к сожалению, большое количество людей, получающих зарплату меньше величины прожиточного минимума. Причем мы понимаем, что сам прожиточный минимум является чрезвычайно низким. Если человек за полный рабочий день не получает средств, позволяющих ему приобрести даже этот минимум, значит, либо он умирает, либо работает больше 8 часов в день, либо зарабатывает деньги нелегально. Установление МРОТ на уровне меньше прожиточного минимума является официальным приглашением работодателей к воровству, к неуплате налогов. Никакого другого смысла данная экономическая мера не имеет. В этом году мы должны принять решение, устанавливающее МРОТ на уровне не ниже прожиточного минимума.

Разногласия между профсоюзами и правительством по повышению минимального размера оплаты труда касаются того, увеличивать ли при этом сам прожиточный минимум, включать или не включать в состав МРОТ региональные и иные надбавки. Наша точка зрения заключается в том, что нужно действовать постепенно. Если мы сразу же пересмотрим прожиточный минимум в сторону его увеличения, подтянем до этого возросшего уровня минимальный размер оплаты труда и сделаем МРОТ чистой ставкой без надбавок, мы поставим на грань разорения несколько субъектов Федерации, которые в лучшем случае 90% своего бюджета будут тратить на выплату заработной платы в бюджетной сфере. Поэтому сначала надо добиться установления минимального размера оплаты труда на уровне существующего прожиточного минимума, в дальнейшем договориться о том, что из МРОТ исключаются, например, надбавки за вредные и опасные условия труда, за работу в районах крайнего Севера и приравненных к нему местностях. Вопрос включения или невключения в МРОТ стимулирующих надбавок, которые по сути дела являются частью заработной платы, - это тема, требующая отдельного обсуждения. И только после того, как минимальный размер оплаты труда будет приравнен к величине прожиточного минимума, можно ставить вопрос о пересмотре самого минимума, никак не наоборот.

Напомним, что, борясь за повышение МРОТ, мы уже пошли по пути определенных изменений. Например, очень важным и непростым шагом было разрешение субъектам Федерации устанавливать свой минимальный размер оплаты труда. Это решение сыграло существенную роль, потому что многие регионы установили у себя более высокую минимальную зарплату, чем на федеральном уровне. Учитывая масштабы этих субъектов, мы можем констатировать, что основная масса работающих сегодня получает заработную плату выше величины федерального МРОТ.

Сейчас целесообразно рассмотреть вопрос о том, чтобы ввести новую величину – минимальную почасовую заработную плату, которая рассчитывалась бы по следующей формуле: прожиточный минимум трудоспособного человека за четвертый квартал предшествующего года, деленный на 168 (среднее количество рабочих часов в месяце). Это можно прописать в законе. Что касается предложения ЛДПР по минимальной почасовой зарплате, то оно отменяет действующий месячный МРОТ. Мы предлагаем ввести минимальную почасовую зарплату, сохранив месячный минимальный размер оплаты труда. То есть мы можем законодательно закрепить, что ежемесячная заработная плата у работника в Российской Федерации должна быть не ниже МРОТ и плюс за каждый час он будет получать не меньше определенной суммы.

Вводя минимальную почасовую заработную плату, нам надо оговорить, какими правами обладает человек, работающий неполный рабочий день. В случае, если его привлекают к работе за рамками этого неполного рабочего дня, ему должны выплачивать сверхурочные. Таким образом, работодатели не будут формально переводить работников на неполный рабочий день, фактически заставляя их работать по полной программе.

Также важной темой является фискальная политика, которую проводит государство. В первую очередь надо обратить внимание на трудовых мигрантов. Сегодня эта категория активно работает на понижение цены труда в России. Изначально понятно, что большая часть мигрантов приезжает из тех стран, где даже средняя российская зарплата кажется очень высокой, и они соглашаются трудиться за ту заработную плату, за которую отказываются работать наши граждане. Но даже в том случае, если трудовые мигранты благодаря усилиям профсоюзов получают ту же зарплату, что и граждане Российской Федерации, для работодателя они более выгодны, потому что за них не платятся взносы в Фонд социального страхования, в Фонд обязательного медицинского страхования, есть возможность уйти от уплаты взносов в Пенсионный фонд. С нашей точки зрения, все взносы за мигрантов должны выплачиваться в полном объеме, как за российских граждан. И, разумеется, трудовые мигранты не должны иметь права на обязательную накопительную часть пенсии, они могут участвовать только в солидарной системе.

Нам часто говорят о том, что большие налоги и взносы дестимулируют работодателей выплачивать полноценную заработную плату. Но мы хотим напомнить, что в 2005 году единый социальный налог был существенно снижен. В результате работодатели сэкономили 280 млрд рублей. По тем временам это составляло примерно 10 млрд долларов США. Трудно найти примеры направления этих сэкономленных денег на повышение заработной платы, на создание новых рабочих мест. Этот эксперимент доказал: утверждения наших либералов о том, что снижение фискальной нагрузки на фонд оплаты труда якобы приведет к легализации зарплаты, не подтверждаются. Значит, для легализации заработных плат нужно искать другие мотивации.

Еще одна серьезная тема – границы взносов в Пенсионный фонд. Сегодня нами установлен максимальный размер взносов. Он составляет 624 тысячи рублей, будет составлять около миллиона рублей в ценах текущего года. Это правильно, потому что если бы мы брали взносы со всего объема заработной платы, то у государства возникли бы обязательства по выплатам огромных пенсий для высокооплачиваемых работников.

Но если у нас есть максимальный размер взносов, мы должны установить минимальный размер. Причем величина этого минимального размера очевидна – 1,8 балла. Ведь государство платит в Пенсионный фонд за человека как раз 1,8 балла во время некоторых нестраховых периодов: службы в армии, проживания женщины с супругом-военнослужащим в отдаленном гарнизоне или с супругом-дипломатом за границей, где для нее нет работы, отпуска по уходу за первым ребенком. Установлена именно сумма 1,8 балла, потому что выплаты ниже этой суммы являются профанацией: человек просто не накапливает себе необходимого количества баллов для того, чтобы потом получать трудовую пенсию. Мы считаем, что такой минимальный размер взносов в Пенсионный фонд должен быть установлен для всех работодателей. То есть даже если работник получает зарплату, которая составляет один МРОТ, работодатель будет платить за него в Пенсионный фонд, как платил бы за работника, имеющего зарплату 1,8 МРОТ. Иначе мы не сможем обеспечить пенсиями наших граждан. Разумеется, принятие такого решения будет стимулировать работодателей к выводу заработной платы «из тени», потому что прятать в данном случае зарплату станет бессмысленно.

Ссылка для блогов